Наш диспансер оказывает специализированную медицинскую (психиатрическую, психотерапевтическую, сексологическую) и психологическую помощь совершеннолетнему населению г. Минска.

Взаимосвязь личностного смысла болезни и психологического благополучия у пациентов с соматическими заболеваниями

Качан Екатерина Петровна, психолог учреждения здравоохранения «Городской клинический психиатрический диспансер» г. Минска

077Влияние психологических характеристик пациента на течение соматических заболеваний в настоящее время уже не вызывает сомнений. Болезнь, будь то лёгкое недомогание либо тяжёлое хроническое заболевание находит свой личный, индивидуальный отклик в переживаниях человека. То какими смыслами наделяется диагноз, какое придаётся ему значение влияет на общее самочувствие пациента, на способность переносить боль, справляться с симптомами. Такое субъективное отражение заболевания в сознании пациента, на языке медицинской психологии принято определять понятием внутренняя картина болезни (ВКБ). Это понятие объединяет в себе все то, что чувствует и переживает больной, всю массу его ощущений, его общее самочувствие, самонаблюдение, его представления о своей болезни, о ее причинах – весь тот огромный внутренний мир пациента, который состоит из весьма сложных сочетаний восприятия и ощущения, эмоций, аффектов, конфликтов, психических переживаний и травм.

Наиболее последовательно и систематично различие между болезнью как объективным явлением природы и болезнью как феноменом человеческой жизни т.е. субъективным, но при этом самым что ни на есть реальным опытом переживания болезни, проводит американский медицинский антрополог Артур Клейнман.

А. Клейнман различает болезнь как illness (в пер. с англ. – болезнь, здесь и далее имеется ввиду с точки зрения биопсихосоциальной модели) и как disease (в пер. с англ. – болезнь, здесь и далее имеется ввиду с точки зрения биомедицинской модели). Illness— это сфера субъективных (или даже коллективных, если иметь в виду семью больного, его окружение) реакций на появившиеся «симптомы», сфера их оценок, переживаний, это сама жизнь больного в условиях нарушения функций и ограничения возможностей. Illness— это именно опыт болезни. Именно с жалобами на illness как на появившуюся жизненную проблему мы приходим к врачу, однако у врача своя задача— перевести illness на язык disease, то есть на язык «патологии», теоретического обоснования возникших функциональных нарушений. Например, боль в груди— это для врача, работающего в рамках так называемой биомедицинской модели, есть только изменение биологической структуры или функции, а не возникшие у больного проблемы на работе, в семье, страх, тревоги. А. Клейнман в данном вопросе является сторонником более широкой биопсихосоциальной модели медицины. Эта модель была предложена в 70-х годах прошлого столетия Джорджем Энджелом в качестве новой медицинской идеологии, в которой все эти личные и социальные аспекты заболевания учитываются.

Понимание важности субъективных значений болезни всегда происходит внутри взаимоотношений: супруги, дети, друзья, те кто осуществляет уход, сам пациент. Но это осознание остается нечетким, значения— скрытыми.

Пренебрежение субъективными смыслами и экзистенциальными аспектами болезни приводит к неблагоприятному эмоциональному фону лечения и прямо влияют на протекание болезни, силу болевого синдрома, самочувствие и сроки выздоровления. Внутреннее отношение к болезни может стать как целительным источником, ресурсом силы для пациента, так и сухой пустыней, решающей сил и энергии.

А. Клейнман говорит о том, что опыт болезни включает множество значений - реальных и потенциальных (проявляющихся не сразу), изменчивых под влиянием обстоятельств. Одним же из основных значений является утрата возможностей. Человек в условиях болезни как никогда нуждается во внутренней опоре. Достижение же опоры возможно путём построения объяснительной концепции своего недуга, пропитанной личной историей жизни. Только когда смысл болезни становится явным в контексте жизненного мира человека, появляется шанс на облегчение симптомов и адаптацию их к жизни.

В поисках методов задействования экзистенциального измерения опыта болезни, на западе в последние годы обширно развернулась идея «нарративной медицины», задача которой, в первую очередь направлена на возрождение этической составляющей врачебного дела. Нарратив о болезни — это история, рассказанная пациентом и пересказываемая близкими ему людьми для того чтобы связать отдаленные события с длительным периодом страдания. Линия сюжета, основные метафоры и риторические средства, из которых строится нарратив о болезни, взяты таким образом, чтобы они обладали значением, а также для эффективной передачи этих значений. Эти тексты-модели формируются и даже создают переживания на протяжении длительного течения заболевания. Личный нарратив не просто отражает переживание болезни, а скорее вносит свой вклад в переживание симптомов и болевых ощущений. Создаваемые пациентами модели, объясняющие свою болезнь, открывают практические, относящиеся к поведению возможности ее лечения; они также позволяют больным приводить в порядок свои симптомы, сообщать информацию о них и, следовательно, символически их контролировать.

Таким образом, личностные значение и смысл болезни активно влияют на систему отношений личности, на все её компоненты, характеристики и сферы и понимание этого смысла невозможно без раскрытия переживаемых пациентов особенностей ситуации, которые создаёт болезнь.

В этом контексте личностный смысл болезни выступает как системообразующий фактор, организуя систему психического отражения болезни, направленный на изменение поведения и образа жизни в условиях болезни и деятельности по возвращению здоровья и сохранению психосоциального благополучия.

078